Поиск по этому блогу

четверг, 27 января 2011 г.

Воровки в законе Монстр в юбке Александр Данилкин. По материалам: Московская правда 25 декабря 2003


Россиянке Жанне Мальчиковой еще нет тридцати, а ей грозит уже новый срок. Из зоны она вернулась всего год назад. Отсидела 6 лет за убийство сожителя. Говорит, что тогда посадили несправедливо: "Я ведь защищалась от него. Он несколько раз мне бутылкой по голове врезал. Ничего не оставалось, как ударить его отверткой..."


Выйдя на волю, она пыталась восстановить все свои старые связи. Но вскоре поняла: бывшим знакомым она больше не нужна. С работой тоже не клеилось - на приличные места не брали, а получать копейки и пахать от зари до зари на дядю не хотела. Кто-то предложил продавать наркотики - согласилась. Какое-то время зарабатывала прилично, а потом не повезло - попала "под раздачу". Кто-то настучал, пришли милиционеры на точку и взяли с поличным. Когда узнали, что недавно отсидела за убийство, аж подпрыгнули: "Ну, ты, Мальчикова, никак не угомонишься..."
И опять следственный изолятор, "Бастилия", душераздирающие рассказы товарок, один тяжелей другого, чужие передачки с едой и звериная тоска по свободе по ночам. Она уже свыклась: года три-четыре теперь снова придется топтать асфальт за забором. Ее адвокат говорит то же самое.
Но сначала надо еще дождаться приговора. А с судом вышел затор. То подельники с их адвокатами чего-то тянут, то судья заболеет. Но она старается не падать духом, подбадривает себя: "Не я одна такая. Сейчас многие сидят, насмотрелась в прошлый раз..."
Сидят сейчас действительно многие. И женщины в том числе. К слову, женская преступность в России за последние 20 лет увеличилась более чем в три раза. На конец этого года в следственных изоляторах Москвы ожидают своей участи около семисот женщин. Большинство из них - молодки. Им бы создавать семью, рожать детей да помодней наряжаться. Увы, для них это все пока не актуально. Правда, сидеть теперь в дамских изоляторах более комфортно, чем когда-нибудь. Женский в Москве открылся в 1996-м, и мест там сейчас даже больше, чем клиенток. (Не то что в мужских СИЗО. Там с жилплощадью всегда было несравнимо хуже.)
Самые ходовые статьи у женщин -- кража, наркотики и бытовуха с жутким исходом. В зону по приговору пойдут, конечно, не все, но абсолютное большинство. На сегодняшний день за колючкой их уже дожидаются около 40 тысяч таких же страдалиц, но только с приговорами и ясными перспективами на ближайшие годы.
Зечек могло бы быть значительно больше, если бы в России не так часто проходили амнистии. Однако, как ни выделяют женщин из общей массы сидящих, как ни освобождают от уголовной ответственности -- преступниц на нарах все равно остается довольно много. Около 5% от всего тюремного контингента составляет именно слабый пол.
Говорят, к новому своему положению женщины приспосабливаются лучше мужчин. У них более гибкая психика, они меньше комплексуют, за решеткой менее агрессивны. Лучше всего чувствуют себя в зонах цыганки. Они и там держатся вместе и обустраивают свой быт в традиционном стиле.
У арестанток есть ряд удивительных особенностей, которые подметили ученые. Например, немало сиделиц сегодня оказались в неволе за убийства. Казалось бы, в миру дамы считаются неуравновешенными, по сравнению с мужчинами более нервными и ветреными. Вывод вроде бы на поверхности: совершение ими тяжких преступлений - скорее дело случая, чем хорошо продуманная акция. Так вот, если верить выкладкам по исследованиям статистиков, которые изучали проблему в нескольких женских колониях, результат будет неожиданный. Оказалось, 67% женщин совершают убийства, наметив жертву заранее. У мужчин же этот показатель более низкий - 47%. Вопрос "на засыпку": так кто же тогда должен считаться более легковесным полом?
Принято считать, что если уж женщина идет на убийство, то одна из основных причин для того - ревность. Но то ли время изменилось, то ли нравы измельчали: из-за ревности теперь российские леди совершают всего 15% убийств. Большинство же подобных преступлений происходят из-за ненависти. И по конкретным поводам. Объяснение простое: от любви до ненависти - один шаг. И потому мужчинам психологи советуют думать, думать и думать, прежде чем вы спровоцируете на тяжкое преступление свою знакомую.
Еще одно наблюдение ученых-психологов: женщины-убийцы боятся зоны гораздо меньше, чем убийцы-мужчины. Объяснение, возможно, кроется в Достоевском: пострадать за содеянное чаще хотят именно преступницы, а не преступники. Но назвать это самобичеванием не стоило бы. Установка такая: отбыть свое наказание и обязательно вернуться к мирной жизни. Правда, как показывает практика, у большинства отсидевших женщин по этой причине разрываются семейные узы. И это довольно печальный результат: в России и без того невысокая рождаемость и мощная детская преступность. Одно тесно взаимосвязано с другим: семье, любви и воспитанию детей тюремная изоляция жен и матерей строго противопоказана. Если учесть, что женская преступность в отечестве все последнее время только разрасталась, то демографические перспективы предстают перед нами в незавидном свете. Несмотря на высокую приспосабливаемость женщин к условиям неволи, конечный результат у них более трагичен, чем у мужчин. Мужикам создать новую семью гораздо проще.
И все же арестантки бывают разные. В российских колониях сегодня все чаще попадаются, например, женщины, совершившие экономические преступления. И речь идет не только о продавщицах из сельских магазинов. Некоторые мошенницы имеют за спиной хитроумные комбинации и миллионы долларов навара. Перед посадкой они успели миллионы надежно спрятать, конфисковывать у них оказалось нечего. Зато когда такие "мученицы" выходят на свободу, тут же образуется очередь из мужских особей с предложениями миллионерше руки и сердца.
Криминальный бум в России изменил многие устоявшиеся понятия. Женщины осваивают уголовный мир в массовом порядке, делают его для себя приемлемой средой обитания. У нас давно уже не диво - профессиональные преступницы. Воровки, торговки наркотиками, домушницы. Есть даже угонщицы автомобилей. Они не умеют и не хотят заниматься ничем другим. Есть настоящие "аски" своего дела.
Как говорят специалисты, развитию профессиональной женской преступности способствует наше чрезвычайно мягкое законодательство. И частые амнистии. Есть и другие факторы, едва ли не определяющие. Профессионалки-преступницы нередко хорошо знакомы с юридическими тонкостями. Как шутят наблюдатели: "все работы хороши - выбирают на вкус". Имеется в виду криминальная специализация.
Но в женском профессиональном преступном мире России до сих пор есть одна цель, абсолютно недоступная для дам. За всю историю существования государства российского еще ни разу женщину не возводили в самый главный титул. Никогда еще не было случая, чтобы женщину короновали в "воры в законе". Традиция соблюдается настолько строго, что ни любые связи, ни большущие деньги тут не помогут. Принципиальность на грани фантазии. Нарушений этого правила еще не наблюдалось. Воровские "мамки" - есть, атаманши женских банд тоже найдутся. А "воровок в законе" - нет.
Во всем остальном россиянки успешно соперничают с самыми матерыми представителями преступного мира.
Выходит, гигантский всплеск женской преступности зафиксирован только в России? Читатели наверняка уже успели сделать для себя именно такой вывод и приуныть. Но не будем торопиться с выводами. В это трудно поверить, но, оказывается, эта проблема актуальна сегодня для всего западного мира. Начнем с того, что в благополучнейшей Западной Европе за последние 20 лет женская преступность увеличилась в... четыре раза. Причем речь идет не только о нетяжких преступлениях. Монстры в юбках, оказывается, это не чисто российское "изобретение". Объяснить этот феномен довольно сложно. Но статистика вещь упрямая. В современной Италии, например, 13% всех убийств в стране совершают женщины. А в Великобритании, если верить сообщениям западной прессы, причины каждого третьего заказного убийства именно женщины. В США, где общее количество преступлений за последнее время начинает снижаться, с женщинами та же картина. За последние 20 лет женское население американских тюрем увеличилось в несколько раз. Вот вам и цивилизованный мир, вот вам и законопослушные граждане безмятежной страны - властелина мира.
Та же тенденция сегодня и в Восточной Европе. В Польше, например, журналисты любят писать о похождениях женских банд, особенно об их звериной жестокости...
Выходит, весь мир сошел с ума? Символ добросердечия, стабильности, изящества и умиротворения - женщины - превращаются в монстров? Для начала не будем забывать, что на Запад сегодня стекаются граждане всего мира. И зачастую приносят с собой не мир и спокойствие, а свои проблемы. В том числе и по части безработицы.
Во-вторых, если и сошел весь мир с ума, то российские женщины ничем в этом плане не выделяются. Судите сами. Во всем мире количество женщин-заключенных от общего числа зеков колеблется в рамках от 2 до 8%. В России же сегодня 5% всех заключенных - женщины. Для сравнения: в Индии - 4%, в США - 6,8%. Так что если судить именно по этим формальным показателям, наша страна ничем плохим в этом смысле не выделяется. (Правда, нигде нет столько заключенных, как в России!) Социологи говорят, что, возможно, картина могла быть более трагичной, если бы у нас было поменьше амнистий и почетче регистрировались преступления.
Ну, а в целом это, как говорится, уже "медицинский" факт: "выброс" женской агрессии стал характерен для стран всего мира. И если быть реалистом, то показатели по российской женской преступности, возможно, дают нам хоть и слабый, но повод для оптимизма. Не такие уж россияне криминальные. Во всяком случае, если судить по статистическим данным. Вот и Жанна Мальчикова - продукт своего времени, а не неповторимый российский монстр в юбке. Правда, если бы про ситуацию с женской преступностью в мире узнал какой-нибудь гражданин из XIX века, он бы наверняка повторил: "Мир сошел с ума..." 

Комментариев нет:

Отправить комментарий